Суббота, 25.11.2017, 04:10Приветствую Вас Гость

Литературный клуб Славянска

Каталог произведений

Главная » Произведения » Поэзия » Стихи

Глухов Родион Родионович - Стихи 11 января – 25 ноября 2009 г.
11 января 2009 г.
Мы не ищем затейливых фраз, не стоит за нами магнатов, наше слово звучит как приказ, или лязганье автоматов, мы взывает к тем, кто увидел жизнь, не витрину ее, а изнанку, кто унижен был, но надеждой жил и на зло судьбе свет в себе хранил, не лежал распластано тряпкой. Молодежь очнись, оглянись вокруг, как страна пошла вновь на адов круг, молодежь, не будь тупа, скинь с себя ярмо раба, пробудись, восстань от тьмы и зажги огонь зари, за Украину свою отомсти пану, жиду, за поруганную честь, нищету и крах окрест. Хватит верить лживым гадам, политическим базарам, спекулянтам всех мастей, время бить в набат скорей и, отринув эту ложь, брать, точить поострей нож. Все, в ком жива еще вера, приходите поскорее, чтобы вместе сообща нам придти к той цели скорой, где страна порвет с позором, хаосом и кризисом, иностранным вирусом.

17 января 2009 г.
Венчана холодом, венчана болью, жизнь моя стонет под злою судьбою и под удары, все новые, я вновь попадаю день ото дня. Прошлое сгинуло, прошлого нет, а настоящее – призрачный бред, нервы как струны натянуты все, вновь я бреду в полутьме, полусне, вижу с тоскою всю жизнь как рентген, как я хочу для страны перемен, ну а пока как корабль на причале, что из-за поломки отбуксовали, стиснут сижу в четырех я стенах и одинок как последний дурак, а мне б блистать, речи толкать, волю и правду нести, пробуждать, гореть огнем красивым, ярким и от судьбы ждать только подарков.

17 января 2009 г.
А я неправильный, несовременный, чрезмерно гордый, хоть и бедный; я слышу эти голоса, что обвиняют без конца, насмешки подлые и фразы, так щедро дарят мне заразы, как змеи брызжут они ядом, адом, но я иду своей дорогой и путь мой верен, путь мой строен; не надо вшивых мне законов, не верю мордам я лощеным, несу я веру в Украину, ее возьму я и в могилу. Кричат, что я несовременный и не такой как все бесцветный, пускай мычит дурное стадо, что жрать баланду страшно радо, а я пусть бедный, но с большой душой, нашел я выход в лабиринте том. Преодолел соблазны я мирские, прошел преграды страшные и злые; души богатство, честь и славу я сохранил на зло шакалу, и с этим кладом не боюсь, что оступлюсь и разобьюсь; приходит время уж мое и порублю я это чмо, свою Украину-сестру освобожу, озолочу, ну а пока я буду ждать, свой день и час, стихи писать.

19 января 2009 г.
Сгорает прошлое безжально, пускай горит оно, горит к чему ненужные укоры, к чему серый вид. Не вечно все, проходят дни, как стрелки часов, заведенные они, бегут, бегут, спешат вперед, меня зовут с собой в поход, и знаю должен я идти, чтоб обрести огонь зари, огонь зари и красоты, всепобеждающей любви.

История ходит по кругу, не всем по нутру этот факт, но отблески прошлого вижу я в этих горящих глазах и в этих сердцах, что воспряли и сбросили груз из души и ринувшись следом за мною спасли честь своей земли. Не верю, не правда, не надо мне лгать и нести чепуху, что время героев исчезло и прошлое кануло в мглу, мы вызовем к жизни те силы, разбудим мы в недрах огонь, появятся наши мессии, появится прошлого шторм. Убить можно лишь человека, идею нельзя погубить, идея от века до века, цепка, словно сильный магнит. История ходит по кругу и крутится как колесо и верю, она перемелит бездушное всякое зло, уж время иное подходит и прошлого блики сильней и гром прогремит, буря взвоет, свершится тот праведный день, свершится тотчас правосудье, падет, как карающий меч и Родина сможет воскресть.


21 января 2009 г.
"-На изготовку становись”, - вдруг прозвучало властно, смело загрохотало поодаль, взметнулась пыль и враз осела, залязгали тотчас затворы, неся врагу и смерть и горе и гильз расплавленный поток неумолимо бил и жег. В томленьи долгом и суровом страна ждала своих героев, и вот они уже идут, вперед идут, врагов своих бьют, безжально топчут сапогом совковые отродья и вся страна разбужена, как речка в половодье. Со всех сторон несется гул, взметнулся шторм - подонков сдул, мелькают шашки, танки, флаги, настали дни и для отваги и для суда над шантропою, что измывалась над страною. Сердца, горящие отвагой, а не какой-то брагой, влагой, залог есть твердый, и есть верный, и путь спасительный, бессмертный, все в ком горит божья искра не могут жить средь сволочья, не могут боль носить в себе, не убиваясь по стране, и я иду среди таких и посвящаю всем им стих.



25 января 2009 г.
С зажженною надеждой, в эти сумрачные дни, ожидаю всей душою я огня, любви, весны. Взгромоздились надо мною тучи темные стоят, но не вечен снег и холод и не страшен дождь и град, верил я, и буду верить и мечту свою лелеять, улыбаться, не сдаваться и в лицо судьбе смеяться. И пусть фортуна убегает, и пусть судьба меня кидает, как в шторм корабль кидает пусть, я одолею свою грусть, я отищу ключи от двери, где ждут меня награды, феи, реализую все проекты, разрушу козни грязной черни, отмою лик святой Руси, найду я верные пути на этом я кончаю стих и пусть Господь благословит.

На ошибках учатся, на ошибках мучатся, набивают шишки и не без отдышки, я не исключение и не то горенье, слеп бывал я тоже и на сон похоже, все, что было раньше – море разной фальши и крупицы счастья, как их мало было, скорбная душа их не сохранила. Лето отцветало, зимы приходили и дожди косые в мои окна били, и бежало время медленно, неровно, но душа горела и жила свободно, но душа стремилась голубем подняться, солнцем обогреться с ветром обвенчаться, и пускай я падал, падал, разбивался, я сумел подняться, я сумел сдержаться, ну а без ошибок не бывает жизни, дни бывают ярки, дни бывают кислы.


25 января 2009 г.
Людям легче жить в грязи или лезть ползком на брюхе, чем вдруг истину узреть и избавиться от муки. Раболепствованье гадам, оды всяческим тиранам и поклоны до земли, и уста, что полны лжи, о чем можно говорить, когда видишь этот стыд, эту нищету души, этот бред больной страны, этот вздор и чепуху, эту чернь и блатату. Знаю, труден путь к победе, но я тверд, идее верен, буду правду несть я людям, не хочу я быть верблюдом, за Украину свою отомщу пану, жиду, всех поставлю к стенке я, чтоб Украина моя всеми красками играла, колосилась, процветала.

Волосы цвет янтаря или меда, рыжеволосая ты моя фея, искры огня твоего так прекрасны, в них столько силы, в них столько страсти, от них бросает вдрожь и пламя, но прикаснусь и полегчало, лицом зароюсь, как в стог сена, но я живой, я не полено и руки трепетно, несмело ласкают тело, твое тело, истома сладкого блаженства и форм твоих сверхсовершенство пленяет магией меня, и пробуждает ото сна, от этой жизни пошлой, бренной, немилосердной такой вредной. Стобой покой я обретаю, тебя целую и ласкаю, шепчу на ушко я тебе, как нужна ты моей душе. В феерической страсти манящей и томной не бывает запретов, не бывает законов и вот стоны летят, всхлипы, охи ахи мы с тобою в экстазе, мы с тобою в нирване.

Этот шлейф французских парфюмов, этот лик до безумия чудный, эта грудь, что вздымается кверху, эти ножки с чулками в сетку, эти шпильки стучащие мерно, это Светка, конечно же Светка! Словно светом залило аллеи и наряднее стали газоны и скверы, застряли слова во многих, во глотках, когда ты прошла лукавой походкой. Улыбка твоя так естественна, нежна, с тобой хорошо, с тобой безмятежно, не знает ни грусти, печали, ни скорби и свет твой струится веселый и бодрый.

2 февраля 2009 г.
Відчого сумно на душі ти не питай мене, мовчи, невзмозі я тобі сказать що відчуваю, бачу у своїх очах. Навколо мене жалюгідь, моє життя така страхіть, моє життя таке безглузде, як небо сіре і пожухле, але я надію бережу і Україні чолом б’ю, молю я бога день і ніч щоби дав сил здолати ніч, здолати ночі той пітьму і холод і ворожість злу, повинен буди я міцним, не відчувати страх і біль, іти вперед з вогнем в душі, а не сидіть, скулить в пітьмі. Так підбадьорюю себе і біль зникає відійде, але якже тяжко жити в таком колі, коли не бачиш світла, ані волі і мрії, вкриті туманом розчарування та обманом. Однак не слід здаватись та тремтіти, а краще дати по чиїсь пики, зібрати волю у душі, горіти променем в пітьмі. Навіщо бути покидьком і руйнувати рідну хату і так вже зробили покидьки багато, Украйну всю розділи, розтягли оті всі довбані скоти, а я не хочу бути з ними і я звершу всі свої мрії, всі мрії ті, що зігрівали, мені наснагу так довали і хай поки я в тяжкой скруті, але волю мою не зігнути, я буду нести свою віру, з собой в могилу її візьму, з собой повсюди і подарую щастя людям.

3 февраля 2009 г.
Сижу сейчас я у окна, а за окном снега, зима и сонце светит, класный день, а на душе пурга, метель. Ах, как хотелось бы подняться, с постылым бытом распрощаться и в море красочном купаться, в потоке света, блеске дня, чтоб пело серце и душа, но я сей час на раздорожье дней, один бреду усталый и забытый, печалью, болью оповитый и донельзя с душой разбитый. Фортуна, что машина на встречной полосе, проносится все мимо и будто бы во сне, ах, где же ты удача, тот долгожданый миг и слез своих не пряча, я завершаю стих.

Я притиснутый к стенке, в угол загнанный я, но я должен подняться, побороть сам себя, но я должен принять этот бой как финал, но я должен повергнуть этот весь криминал. И я буду стараться, и я буду не ныть, ибо должен на правду я глаза всем раскрыть.


3 февраля 2009 г.
Бюрократов всех под зад коленом, хватит словом, больше делом, хватит по миру скитаться, хватит плакать, унижаться. Время бить всех сволочей, направлять удары в цель, пусть громят все ихни банки, полыхают иномарки, время гнать их с кабинетов и наган их лучший лекарь; пусть чиновники бояться, что народ распоясался, жалость спрятал, пушку взял, по рогам всем надавал, а доколь, скажите, братцы, можно было измываться, ноги вытирать об нас, али мы пусты как таз? Но теперь не будет больше, чтоб Америка иль Польша нос поганый свой совала, поучала, разоряла, мы теперь не те, что были и обиду затаили и надежно усекли, кто друзья, а кто враги. Нет, интриги не придут, будет беспощадный суд, над поганой всякой вонью, над стукачеством и ложью, мракобесием и рабством, одичанием и пьянством. Хватит жить уж по старинке, позволять снимать им сливки и внимать их болтовне, демагогии, брехне. Нет, не будем горевать, а пойдем палить, стрелять. Гнать всю сволочь с кабинетов, словно ветер, свежий ветер, все перевернем вверх дном, дабы прекратить дурдом; с нами бог и вера будет и от нас не поубудет, только надо поскорей нам покончить с этим всем; времени не так уж много, чтоб собраться нам в дорогу, но по ней пойдет не каждый, лишь сознательный, отважный, тот, кто верит в Украину, а не в эту всю руину, у кого в душе не влага, а надежда и отвага; что сознанье пробуждает, призывает в бой, бросает, в бой за то, чтоб лучше жили, своих предков не срамили, были верны Украине, под панами не ходили. Пусть судьба нам улыбнется, пусть Украина проснется от Карпат и до Донца, закипит пускай страна и в неравном тяжелом бою пусть найдет она место в строю, в строю держав великих, славных, а не бананово-базарных.

7 февраля 2009 г.
Погода теплая стоит и с каждым днем все ближе март, и сердце бешено стучит, как тот ручей средь диких скал. Большие планы возлагаю, себя как жеребца стегаю, надеюсь вырваться из плена и сил дает мне моя вера; что освещает путь мой трудный, такой безлюдно-неприступный; что для меня укоры злые и мысли подлые, лихие, морская пена, что разбилась, исчезла и на солнце испарилась. Пускай я одинок в дерзаньи и пусть я горд в непониманьи, но я иду путем упрямо и вижу новой жизни знамя, где золотыми буквами слова сияют и мою душу согревают, уносят пошлость дней постылых, дают мне истины и силы. Я вижу контуры и схемы, несутся бешено идеи, как кони по степи привольно и так задорно и так вольно. Пьянит меня запах свободы и забываю все невзгоды, гоню я прочь пустые мысли и прибавляет свои силы и вот уже не тот, что прежде, а статный воин, чуть небрежный, непоколебленный, правдивый, великодушно-горделивый.Уверенно идущий прямо, как бы судьба бы не стегала, какие б трудности не были, имел бы честь, отвагу, силы, чтоб выстоять в неравной схватке и сохранить свои зададки, задатки, что меня спасали и выстоять мне помогали.

Никто не пришел и не надо, и в чем-то душа даже чуть рада, да я и не ждал-то особенно много, ведь знал, что забыта прямая дорога, а мусора много, ой как его много, он в душах людей и в их головах надежно их держит на толстых цепях. Люмпен-пролетарий безумно рад, ходит по пеплу страны вперед, взад, словом, никто тут не виноват, так как в безумствии ходят и старый и млад. Хоть бери рупор и в уши кричи, зомби не слышат, зомби глухи. Хлюпики, мокрицы и в колесах спицы, всякие там крысы нет, не небылицы, эта жизнь вся наша, горькая блин каша, что вдруг стала комом или похоронным, заунывным стоном. Где же то горенье, где же то дерзанье, вижу я поклоны, гадов лобызанье, вижу я ущербность и насмешку злую и всю жизнь свою горькую, шальную; а кому-то сладко, сладко так, хоть слипся и живут они как им захотится, но, я верю, станет скоро уж светать, сможет Украина пана затоптать, и, набравшись сил, разрубить узлы, что ее держали в нищете и лжи.


Если ты патриот Украины, то докажи это делом, подай нам руку, не будь поленом, не верь ты людям, сидящим в раде, они две стороны одной медали, в них украинства нет ни грамма, лишь только свинство, уверенность злая, что мы для них, всего лишь пешки, которых можно послать подальше, отнять одежду и на милость счастья. Но может хватит ждать чью-то милость, а взять, подняться за справедливость, за правду, волю и украинскость. Укоренилось безбрежно рабство, безумство правит единогласно и нет героев, а есть подонки, что нам бросают огрызки, корки; но, как не странно, нет выступлений, не видно трений не видно гений, слепы и глухи к набату люди, и носят облик они Иуды; удел бороться – лишь одиночек, что по болоту бредут средь кочек навстречу ветру, навстречу новому столетью.


22 февраля 2009 г.
В гордом своем одиночестве, с пафосом гневным в груди, я предвещаю пророчески сбудутся мысли мои, пусть от меня отстраняются, пусть презирают меня, пусть раболепно кидаются к сволочи всякой, скуля. Пусть нахожусь я во мраке, крут и нелегок мой путь, вера и правда со мною, значит, меня не собьют с той траектории точной, что отозвалась во мне, что не растает, не сгинет, выживет даже в огне.

Отчего я не с тобой, отчего ты не моя, отчего я на распутьи, не пойму я ни фига. Злая вьюга-завирюха замела пути, следы, как же мне опостылили эти тусклые деньки. День за днем бесцветны, серы, в них нет радости и веры, в них нет искры и любви, задолбали уж они, но рассвет пробьется точно и душа моя проснется, жизнь покатит полным ходом, будет место разговорам, будет место поцелуям и мечтам таким безумным и мечтам таким прекрасным, колоритным, страстным классным.


22 февраля 2009 г.
Отвергнутый обществом, непонятый я, безжалостно преданный стадами хамья, я выброшен за борт и кинутый в грязь и чернь, неистовствуя, смеется всласть, но я найду сил, чтоб подняться, идти и я найду тех, кто как я беляки. Нелегко быть белым средь черного цвета и правду нести, когда гибнет планета и истину несть, когда нечем дышать и волю, свободу вершить, пробуждать. Ведь общество тупо, ведь общество слепо и до безумства пошло, нелепо, подвержено верить во всякую чушь, нести всякий вздор и юлить у чинуш, но мы бунтари, одинокие вояки, пойдем напролом и сметем все решетки, устроим мы казнь на лучший манер, добьемся сегодня, сейчас перемен. За нами нет денег, за нами нет кресел и мы за страну пойдем без концессий, без всяких там фирм, торгашей и дельцов, без всякого чмо и быдлячества сброд.

19 марта 2009 г.
Все в этой жизни не так, все в этой жизни так странно, все в этой жизни бардак, все в этой жизни банально, нету тут правды нигде, злоба, коварство повсюду, снова случится беде, а никакому ни чуду. День убегает во мрак серый, бесцветный, как тени, он лишь беспечный чудак, что ему наши проблемы, грустно поет в тишине, чуть дребезжа на гитаре, жизнь, заточенная в мае, та, что твердей всякой стали, вдумайся в эти слова, в эту мелодию света, кинь ты безумие дня и обрети себе лето.

Красивей и шире Нила есть красавица Тамила, много в ней восточной неги и милей она омеги, широта ее души видна даже с стороны. Эта барышня не глупа, с ней не знаешь, что есть скука, так заводит разговор, что грустить совсем позор. Шарм ее очарованья не бывает без вниманья и поклонников река не мелеет никогда, но Тамила есть Тамила, она уши навострила, жизни истину познала, все загадки разгадала. Знает цену всем признаньям, всем безумствам окаянным, потому живет в узде и не сохнет по гульбе, а спросите ее вы, что у ней болит внутри, как она живет одна или может влюблена. Пусть вам истину раскроет, пусть утешит, успокоит, о себе расскажет пусть и развеет эту грусть.


19 марта 2009 г.
Все женщины такие разные, у них фигуры классные и талии у них спортивные и все они такие яркие и видные. Невольно взглядом раздевать, завидуешь, в соображеньи и преклоняешься пред ними, пред феями манящими, земными. Бесспорно, все они красивы, дают нам крылья и конечно силы, чтобы творить, любить, мечтать и их прелестниц прославлять.

Нельзя мыслить однобоко и закрашивать тона, надо зрить себе глубоко, разбирая все дела, надо Родиной гордиться, как бы тяжко не бывало, надо и за правду биться и плевать в морду шакала, надо верную дорогу оттискать среди болот, надо духом быть могучим, а не быть слепой, как крот.

Водка много заливайся, эх Россия, раздевайся, пропивай штаны, трусы и живи себе взаймы, а чего страдать, телиться, олигархам поклониться, походить себе в шутах и забыть кто тебе враг. Сдураков возьмешь не много их разбитая дорога вся в ухабах, рытвинах себе вьется во полях, через это разгильдяйство нет в России россиянства, а есть тупость, хамство, блажь и везде такой маразм. Вырождение повсюду и все ждут и верят в чудо, а чего, скажите ждать, надо что-то предпринять, чтоб оздоровить страну, надо грохнуть по столу и послать подальше тех, кто поднял страну на смех. Тут ведь истина проснется, чтоб жила страна родная, надо лишь угнать раба и послать всю свору на...

26 апреля 2009 г.
Как свежеструганная стружка твой вьется локон золотой, моя прекрасная подружка, я потерял покой и сон, ты искру заронила в душу, ты пробудила в ней весну и я шепчу тебе на ушко, Марина, я тебя люблю! Люблю тебя, как любят море, песчаный пляж, под сенью тень, пусть отойдет подальше горе, пускай уйдет оно совсем.

Твоя любовь пришла нежданно, твоя любовь такая новь, она таинственна и явна, она волнует мою кровь. За что меня ты полюбила, на что упал твой ясный взор, зачем ты двери растворила, достоен ль я твоих даров. Спасибо за твои признанья, за твою ласку и любовь, за учащенное дыханье, за избавленье от оков, за избавленье от стыда, за тот прекрасный миг похмелья, за ночи полные огня. Мы будем вместе, будем точно, поверь, я слов не трачу зря, еще не раз с тобой сольемся любовным пламенем горя.


26 апреля 2009 г.
Номенклатурно-шкурный национализм на постсоветских просторах, серой пеленою навис без всяких разговоров, в союзе с криминалом он страну помял нещадно и дал наглядный всем урок, что будет дальше, завтра. Партийные вельможи, московская обжорка обмозговали все давно и потихоньку, и маски свои сняла, и показала рыла, и Родину в грязюку по уши, чтоб не ныла, чтоб замолчала с правдой, чтобы заткнулась с волей, чтобы шизела, пила и ела бы с ладоней, но пусть еще поправят, но пусть еще порулят, придет и наш черед, и их нах ветром сдует, что делали, что шили, ударит бумерангом и кончится их власть, падет она с проклятьем.

Политический бомонд или попросту зверинец нам скучать он не дает, каждый день в телеэфире видем этот хоровод. Расплодилась всяких шоу, куда ходит депутат, только вроде нету толку, знает это стар и млад. Те же рыла у кормила, та же чушь, которой год, запустил народ удила и стоит покорно ждет, а на бричке возниц много, беспардонных и тупых, едут по крутой дороге, сохраняя важный вид, это Ющенко-гадюка, Тимошенко-тварь и сука, Янукович, Брежнев туп и бессердечен, а Литвин-ублюдок, Яценюк-придурок. Всех этих мерзавцев надо бить как зайцев, не жалея пули для скота, Иуды, вот тогда очнемся, вот тогда встряхнемся и поверим в силы, будут нам мессии, будет нам развитье, будет нам надежда, а пока стучит только гулко сердце.

День сегодняшний бесцветен, бесхарактерен и сер, в нем хватает козней, сплетен, только нету перемен. Все в нем испошлено, все в нем продажное, Родина вдребезги нищая, страшная. Родина плачет забытая, скорбная долюшка тяжкая и неведомая, набожность лживая, пафосность дутая, вера беззубая, правда раздутая, вера гонимая, правда осмеяна, Родина гениев хамами всеяна, а философия, менталитет, идеология – все это бред, это все бред, потоканье скоту и биомассе и шакалью.

Ничтожество правило сотню лет, ничтожество правило, несло бред, ничтожество правило, терзало страну, ничтожество вновь предало ее злу. Вновь на руине, на пепле страны для держиморд накрыты столы и продолжается пир средь чумы для этой всей твари и блататы, но смеется тот, кто смеется последний и мы сумеем справиться с скверной и Киеву предназначено быть вторым Иерусалимом, а не Москве – крысиным, шовинистическим Римом. Менталитет раба, идущий сквозь века, низвергнут будет с пьедестала, пробудится былая честь и слава, настанет новая эпоха и нам, поверь, не будет плохо!


12 мая 2009 г.
Прошла, раскачиваясь мерно на длинных каблуках своих, прошла, пленив своей походкой и подарив сей дивный миг, привычным призывным движеньем с себя одежду сбросила и вот уже стоишь нагая подле блестящего шеста. Отточеность твоих движений, скользящих вниз, летящих вверх, твоих прекрасных превращений, что учащают сердца бег. Все это будто бы из сказки, из дальних грез пришло сюда, ты так пленительна и страстна и донельзя обнажена, в лучах софита ты играешь на сцене танец свой шальной и мой покой ты отнимаешь своей нагою красотой, и, преклоняясь пред тобою, скажу я слов не тратя зря, люблю тебя, люблю такую, пьянящею, словно весна.

Светлая, как свет, гибкая, как лань, у нее в душе теплый месяц май и глаза горят огоньком любви, ты в них посмотри, ты в них загляни. Ее зовут Светлана, Света – она мечта, муза поэта, в ней столько ласки, столько Света, у ней внутри бушует лето, она шикарная блондинка, ну просто офигеть, картинка, она пленительно мила, ах, Света, я люблю тебя, меня ты взяла на буксир и я лишился своих сил, не в силах я сопротивляться, прошу тебя Мадонна, останься, свою ты милость покажи, меня любовью напои, своим чарующим настоем и я тогда не буду болен, а буду счастлив, буду рад и в честь тебя построю град.

Украинское село так бурьяном поросло, выдохлось, дошло до края, доля, доля твоя злая и руины стоит тень, исчезает в мраке день, повалился уж плетень и работать стало лень. Разбежалися сельские, чтоб поймать свои доллары, за жар-птицею рванули и с дистанции свернули, забрели от своей хаты в Португалию и штаты, и горбатятся на запад, поднимают их достаток, а в Украине родной трынь-трава и домовой, где же тут патриотизм, это ж полный дебилизм, раньше в селах горел свет и земля родила, а теперь там стыд и бред и одна руина. Неужели нет души, нет горенья, веры за зеленые гроши предаем мы цели, предаем свою страну и бежим как крысы, прожигаем свои дни, слякотью раскислы.

Инна – бурный поток, в ее имени страсть и конечно красивой она удалась, и в характере есть романтичность и грусть и отчетливо слышится Питера пульс. Кутаясь в шаль из белых ночей, мимо пройдет как звенящий ручей, мимо пройдет и возьмет на аркан, стук каблучков так магически пьян. В эту белую, теплую, пьяную ночь мы сумеем барьеры с тобой превозмочь; будет небо дарить благодать и покой, будут звезды светить и влекти за собой, и одежды, как листья,будут сброшены ниц, и в безумии этом мы с тобою неслись, ты ранима и женственна будешь со мною и с тобой отогреюсь я, оттаю душою, аромат Петербурга и имя твое отведут от меня и болезни и зло, отведут и укажут надежду мою, ту, что Инной зовут, ту, что сильно люблю.


22 мая 2009 г.
Обольстительна Таис, с ней не жизнь, просто приз, с ней не жизнь, а просто сказка, с нею море сладострастья, так блестательна и мила, хохотунья и игрива, от восторга тихо тая ее имя называю и в безумии ночей быть хочу я только с ней. Для нее любой каприз, ведь она мой лучший приз, ведь она мой бриллиант, с ней раскрыл я свой талант, с ней познал огонь горенья, чувств великих пробужденье и признаться поспешу как тебя, Таис, люблю!

За Украину, за третий Гетьманат, за то чтоб каждый был богат, богат духовно, сильн идеей, не отрекался бы от целей и верил в миссию свою, в свою державу, в нацию. Долой фальшивых патриотов и хватит верить идиотам! Вперед, поднимем свои стяги и поклянемся на присяге в своей любви к отчизне, вере, добьемся, братья, мы победы, добьемся в битве тяжкой, трудной и принесем мы счастье людям.


25 июня 2009 г.
Какие прекрасные зори на небе, закат уходящего жаркого дня, а на сердце вьюга и стонут метели, в тоску и печаль вовлекая меня. Душа изнывает, а сердце томится, волнуется, ждет каждый день перемен и знаю, что что-то должно получиться, на смену ночам ведь является день и в мареве знойного, душистого лета в своем одиночестве гордой души, я знаю, дождусь своего я рассвета и сбудутся мысли, идеи мои.

27 июня 2009 г.
Ищу друзей, чтоб понимали, не предавали, не кидали, чтоб разделяли мои взгляды и были полные отваги, чтоб руку дружбы протянули, не отреклись, не увильнули, чтоб приняли меня такого, какой я есть, без разговора, чтоб помогли в моем стремленьи осуществить освобожденье, спасти страну от тяжкой смуты и чтобы помнили про Круты, и чтобы нация воскресла, и чтобы жизнь была бы песня, чтоб прошлое вновь возвратилось и вражья кровь ручьями лилась, чтоб эксплуататоры исчезли и чтоб звучали наши песни в краю козачьем и великом и до поры, до сели тихом.

20 июля 2009 г.
Злоба людская, что с ней сравнимо, злоба людская – черная глыба, злоба людская ад есть и яд, и в этой бездне не сищется клад. В этом угаре и смоге, и чаде гибнут мосты пониманья меж нами, рушится хрупкий каркас всех надежд и под аткос летит наш экспресс. Злобой ослеплены черные души и торжествуя все рушат и крушат, в грязь окуная все рядом с собою, все предавая разбою, погрому и на святой, православной земле слезы и стоны и правды не сищешь, ни кликнешь нигде. Бесы кругом, куда взором не кинь, камни взывают и вопиют и в мое сердце тоску, боль несут, но все же верю, что будет не так, рухнет, рассеется весь этот мрак и прекратится бардак в головах, люди не станут валяться в грязи, как нелудивые, дикие псы. Будет все так, как лелею, хочу, ибо жить так, как сейчас не хочу.

30 августа 2009 г.
Это было вчера, так нежданно и странно, я тебя так ждала и смотрела печально, в душу въелась мою та прекрасная осень, где сказал ты люблю, где мы счастливы очень. Осыпаются дни, кружат листьями в парке, как милы мне твои все подарки, фиалки; как хочу я парить в золотистом багрянце, как хочу я любить в жизни бешеном танце, как хочу быть с тобой, моим смыслом, улыбкой, чтоб сияла душа, чтобы таяли льдинки.

Уходишь, уносишь свой запах и мед алых уст, нежных уст, уходишь ты в спешке на запад, теряется в дымке твой курс. Подвержена страстным порывам клокочет, как волны душа, неистовым пламенным взрывом, как факелом озарена, мятежная рвется на волю, свободная ищет простор, в ней нет места плачу и горю, горит ее ярко костер. Красивая, гибкая фея, возьми ты с собою меня, чтоб сердце мое отогрелось, чтоб пела, плясала душа. Уходишь, уносишь свой запах в прозрачную синюю даль, уходишь ты курсом на запад, но там обо мне вспоминай.

12 сентября 2009 г.
Горячие влажные губы твои, ах, как они ищут, лелеют, любви их жар возбуждает, а близость пьянит, влекут вновь к тебе, забывая про стыд, дарят они радость, экстаз, благость; и нету невзгод, и не надо страдать, помады автограф на теле моем, игриво красуясь, блестит, как огнем, горжусь, как наградой, отпечатком твоим, хочу быть с тобой, мой прекрасный кумир, чтоб губы твои целовали меня и в рай возносили, лаская, любя.

Дарья – огонь великий, что полыхает ярко, Дарью люблю я дико, с нею мне сердцу легко, с нею мне сердцу любо, так вот пройти под ручку и большего не надо, только б шептать на ушко ей о своем влеченьи, предвосхищать желанья и в мире сладких грез находя пониманье.

12 сентября 2009 г.
Неразделенная любовь, она, как птица, что упорхнула и летит, спешит забыться, неразделенная любовь она, как ветер, что в окна рвется и стучит, моля ответа. Ее, увы, не возвратить, так было надо, умолкла музыка играть из фортепиано и тихо стало, не горят, не плачут свечи и стало в комнате темно в сей стылый вечер; ну где же ты, моя любовь, что упорхнула, куда несешься ты, зачем? Скажи, о чудо, яви ты милость и прости все наши ссоры, оставим в прошлом, прекратим все разговоры и в тишине этой ночной сплетутся руки и будет в комнате тепло, не будет скуки, и будут тени танцевать под свечей пламя, и будет ночь влекти и звать вновь, как сначала.

14 сентября 2009 г.
Ищу друзей прямых, не лживых, ищу достойных, справедливых, которым нечего бояться и что желают воли, счастья, что презирают жизнь такую пустую, горькую и злую, для коих честь имеет цену и кто восстанет за идею, у ком внутри огонь пылает и жить, бороться побуждает, творить все так, как совесть скажет, не ждать покуда карта ляжет, не ждать годами лучшей доли, уйти сегодня из неволи, уйти красиво и не робко, и не попасться в зубы волка, быть твердым в своем убежденьи, не забывать свое стремленье, свое стремленье жить в державе, что крепче и надежней стали, что следует своим истокам, своим героям и пророкам, казачей вольнице и славе, и презирает балаганы, что развели вокруг Иуды, что позабыли пока круты, что предали идею, веру, изобрели свою химеру, погрязли в алчности и злобе, в зловонной яме и Садоме. Я верю, что все это шатко и жизнь строптивая лошадка проявит норов свой ретивый и замелькают чьи-то спины, надеюсь искренне душою сим стихом зародить искру и пробуждать в озябших душах весну, любовь и красоту.

15 сентября 2009 г.
На пепле Родины стоя и обдуваем ветром я знаю истина взойдет за тем вон километром и сквозь бетонную стену, засовы и запоры промчится мощная волна, сметая все заторы в водовороте, закружит страну мою родную и унесет на дно Иуд и долю эту злую и, отстронясь от лжи и мерзкой паутины, я вижу свет в конце пути, пролог альтернативе и пусть грохочат пулеметы, пускай вонзаются штыки, пусть льются реки вражей крови, пускай наступят эти дни, пускай наступит справедливость, покаран будет беспредел и всякий враг моей отчизны поставлен будет под прицел.

Прошлое вдохновляет, учит нас жить как надо, ну а в настоящем только одна отрава, только одна досада, только одно растленье, нету дерзанья мысли, видно не то горенье. Люди слабы, раскислы, люди закрыли двери, к ним не достучаться, смотрят на мир они, словно те крысы в щели. Верю, недолго будет этот упадок страшный, будет рассвет над мглою, будут мечты сбываться, сможет страна подняться, сможет страна проснуться, чтобы не гнуться больше, чтобы назад вернуться.


27 сентября 2009 г.
Ищу людей благородных и смелых душой, всех тех, кто устал от жизни такой, кто не верит больше в болтовню невежд и не ждет, уж точно, никаких чудес, кто готов подняться и пойти вперед, кто готов бороться, а не быть как крот. Я ищу бунтарей, которым нечего терять и которым надоело день-деньской пахать, страдать и которые устали ото лжи и зла вокруг, но надежду сохранили, разорвали этот круг, свои помыслы и души сохранили в чистоте, не поддались, не скатились к этой грязной блатате и пускай нам очень тяжко среди стаи выживать, но мы будем биться с всеми, кто захочет нас подмять, ибо правда, справедливость только в нашей стороне и дадим отпор мы дружный демагогии, трепне.

27 сентября 2009 г.
Пока мне хватает силы и веры, я буду идти к своей цели, я буду идти сквозь метель и туман, и дождь, и бархатные дюны, и что бы со мной не случилося, там найду, отищу для подонков аркан, чтоб мертвою хваткой схватить их и взять за Родину-мать им сполна надавать; я буду идти и бежать, и ползти, но только вперед, не назад, не в кусты, мне хватит амбиций и хватит мне силы, меня вдохновляют пророки, мессии и я, не скуля и не плача, иду за лучшую долю свою и страну.

Восторженные пустышки, рабы высшей пробы от велика до мала, только чешут языками, что ж полная страна. Где же мысли той горенье, где же солнца яркий луч, виднеясь всюду отупленье, морды наглые чинуш и Советчены тлетворный слышу запах всюду я и душа негодованьем и обидою полна, как же можно примириться и принять весь этот вздор, впору тут скорей напиться, утопить в стакане боль. Но не будем прогибаться и не будем рюмку брать, а пойдем, давай, дружище, панов бить, рубать, сжигать, пусть вновь прошлое вернется в запорожские степя и пусть будет Украина единением сильна.


5 октября 2009 г.
Горит огонь души жигана, горит огонь, пылает пламя, горит огонь и плачут струны, забылись наши поцелуи. Ну что ж такого приключилось в эту осень, скажи, родная. Расскажи кто тебя бросил, зачем уходишь от ответа, зачем забыли наше лето, зачем, скажи, ты бродишь где-то, зачем умчалась на край света, ведь наших дней цветных осколки ты не забудешь и в Нью-Йорке, они придут к тебе нежданно и станет вдруг тебе печально, зачем же ты летишь кометой, остановись, подумай, Света, остановись, забудь обиды, откройся мне, моя богиня, давай сольемся вновь с тобою под этим небом и луною, пускай невзгоды разойдутся и лишь тела в экстазе бьются, и наше лето вновь вернется, моя родная, мое солнце.

17 ноября 2009 г.
От бездушного, затхлого настоящего убежать в прошлое очень хочется, и пускай мне твердят, что оно не воротится, но я знаю и верю всей своею душою, что пробудится правда, прогремит над страною, ветром свежим подует и развеет туманы и забудутся все наши беды и раны; прошлое схватит за горло, прошлое нам не простит, прошлое это бесспорно золотом, славой горит, прошлое – это идея, прошлое яркий костер и в нем черпаю я силу, истину, веру, любовь.

Назад в будущее это значит вперед, настало время сказать себе стоп и совесть вызвать на разговор, разжечь в державе большой огонь. Долой Европу, идем вперед, уж хватит мяться, уж хватит, стоп. Негоже плакать, судьбу кляня, пора подняться, изгнать раба, расправить крылья и полететь, и ярким светом пылать, гореть. Откроем душу, чтоб жить не зря, отплатим, братья за все сполна, забудем жалость мы к холуям, дадим, куражась, по их рогам, растопчем скверну, возвысим честь, изгоним хамство и чушь и лесть. Крутым виражем страна пойдет, не будет больше на сердце лед, а будет ярко душа гореть и будет где-то гитара петь.

От Распутина и до Путина вижу змей подколодных, от Распутина и до Путина вижу мрак преисподней. Вижу черствость людскую, одичанье и злобу, вижу мертвые земли и что сталось с страною, где былое величье и души пробужденье, вижу лишь я двуличье и кругом запустенье. Нету правды и веры, миром правят химеры и оболганы цели и забыты идеи, ядовитым туманом расстилается утро, день сменяется днем, так тоскливо и нудно; застоялась вода и покрылася тиной, как отчизна моя этой черною силой, этой силой и роком, что повис над страною, но, я знаю, пройдет это время лихое, как проходит зима, как проходят эпохи и появятся вновь патриоты, пророки.

19 ноября 2009 г.
Прикипела душа гневом ото лжи и зла вокруг, болью в сердце отдается бесконечный этот круг, блистают лезвия кинжалов на фоне неба из свинца, ну а в душе бушует пламя и вновь натянута струна. Возьму реванш за пораженье, пойду ва-банк, сорву я куш, осуществлю свою идею и жить по-новой научусь.

21 ноября 2009 г.
Не голосуйте за миллионеров, будьте разумными, а не поленом, хватит уже продвигать эту грязь, хватит уже, мы наелися всласть этой брехней, что сулила богатства, счастье, стабильность, мол все будет классно, сколько уж можно нам верить глупцам и разорять вновь отечества храм, ноги плести по избитой дороге, в сердце своем изнывать от тревоги, души свои продавая Иудам и этим паскудам, этим ворам, что разжились на горе и что забыли законы природы, и что плюют на мораль и на чувства, лишь бы срубать бы побольше капусту. Хватит терпеть это иго чумное, время подходит другое, иное, время подходит нам жребий бросать, Родину нашу сегодня спасать.

22 ноября 2009 г.


Эпидемия сидит в Верховной Раде, заражая все собой вокруг и рулюют эти все шакалы, а народ поник, ослеп, оглох. Жизнь упала, нету в ней горенья, только униженье безконца, позабыли люди своих предков, позабыли они и творца, предали страну свою разрухе, пригвоздив к позорному столбу и не думают что будет завтра, что уже давно идем ко дну, но, я верю, истина пробьется, как росток является на свет, будет гневный пафос обличаться, будет торжество моих надежд, запоздалое прозренье все равно вернется к нам и развеет над страною эту тяжкую печаль.


25 ноября 2009 г.
Твои года – твой козырь главный, твой походняк, какой он плавный, а взор очей твоих, что искры, испепеляют мои мысли, не передать это словами, так, чтобы чувства трепетали, а надо быть наедине, чтоб оценить все чары те, что в омут страсти нас заводят, волнуют и с ума нас сводят, влекут магнитом иль арканом к постелям, лавкам и диванам.

Расстрелять, расстрелять, расстрелять, надо круто в стране все менять, надо натиск и ритм показать, надо в шею всю вошь эту гнать. Ну зачем нам элита такая, бестолковая, хамская, злая, ну к чему нам скажите стремиться, когда нету в державе кормильца. Заростают поля бурьянами, стали серыми светлые дали, не престижно вдруг стало трудиться, лучше западу нам поклониться, ну зачем поднимать производство, можно жить ведь безумно и просто, как туземцы из Новой Гвинеи или в Африке где-то пигмеи. При такой вот системе, как эта, нету газа, поесть, нету света и вопросы встают друг за другом, что же ждет нас за следующим кругом, что же ждет нас в безумии этом за прошедшим и нынешним летом.


Источник: http://tretiyput.slavtorg.biz/2012/02/13-28-2008.html
Категория: Стихи | Добавил: Владимир_Свет (12.02.2012) | Автор: Глухов Родион Родионович W
Просмотров: 498 | Теги: Глухов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Стихи [63]
Поэмы [1]
Прочая поэзия [2]
Поиск
Новое на форуме
  • Поэзия в лицах (видео) (13)
  • Пушкин родился! (0)
  • Литклуб "Світанок" (4)
  • Статистика

    счетчик посещений besucherzahler rusian brides

    Яндекс.Метрика
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Литературный клуб Славянска © 2010-2017 | Конструктор сайтов - uCoz | Создание сайта: веб-студия "SuperMega.info"